Способы реставрации предметов из текстиля

1. Зашивка
Самой примитивной реставрацией ткани нужно считать зашивку рваных полотнищ — способ, заимствованный из быта. При этом способе места разрывов ткани зашивались через край нитками под цвет ткани или просто суровыми. Этот способ реставрации приводит к искажению рисунка полотнища, так как обычно в месте порыва часть ткани утрачена. Стянутые места образуют складки на полотнище и местные натяжения волокна. Это вызывает выкрошивание краев разрыва или разрыв слабых нитей ткани более прочными нитями сшивки. Все это приводит к новому интенсивному разрушению ткани по краям старого разрыва. Несшитые места продолжают разрушаться при самом незначительном усилии, часто даже от собственного веса ткани, поэтому реставрированные этим способом ветхие знаменные ткани не были спасены (рис. 2).

 

Знамя Великолуского полка, обр. 1712 г. Зашивка. Искажение рисунка. Собр. Гос. Эрмитажа,

2. Пришивка

Пришивка является некоторым улучшением первого способа реставрации — она до известной степени не искажает рисунка. Пришивка встречается двух видов: 1) частичная, 2) общая.

При частичной пришивке под рваное место подкладывалась прочная материя (под цвет ткани) и края прорыва пришивались к ней. Время показало, что реставрированные таким способом ткани продолжали разрушаться, так как заплатки ни в какой мере не содействовали приостановлению этого пагубного явления. В качестве примера можно привести реставрацию способом пришивки (приштопки) ткани кресла Петра I, находившегося до 1941 г. в Большом дворце Петергофа. Часть подкладки спинки и сидения кресла были покрыты редкими стежками шелковой нити, но того, что именно было пришито уже не было. Это приводит к выводу, что когда-то эти места были покрыты секущейся шелковой тканью, которая и была аккуратно пришита (приштопана) к подкладке, а затем рассыпалась в порошок, участь, которая постигнет в дальнейшем и оставшиеся еще кое-где на кресле фрагменты оригинальной ткани и шелковую нить самой пришивки, если они не будут закреплены. То же самое явление можно было наблюдать и на секущихся шелковых шпалерах. При общей пришивке вся ткань пришивалась к новой ткани, сплошной или редкой.

Не приостанавливая процесса разрушения волокна, этот способ имеет еще тот недостаток, что совершенно закрывается или сильно маскируется одна сторона пришитой ткани, в случае пришивки даже к тюлю, так как пришитая ткань не прилегает всей своей плоскостью к нему, а местами отстает, вследствие чего и возрастает маскирующая способность тюля. Кроме того, при вертикальной экспозиции непришитые места начинают свешиваться, образуя выпуклости в нижней части лицевой стороны ткани. В качестве примера можно привести два китайских знамени из собрания Эрмитажа и знамя Запорожского гетмана Самойловича из собрания Харьковского исторического музея; первые два были в свое время пришиты к ткани, а третье дважды подшивалось к тюлю сперва шелковому, а когда шелковый тюль развалился, к хлопчатобумажному (рис. 3).

Все три знамени пришли в крайнюю ветхость. 

Таким образом, и этот способ реставрации не сохранил ткани, т. е. не создал консервирующих условий. Если пришитая или приштопанная ткань шерстяная, то создаются благоприятные условия для моли, личинки которой укрываются в пространстве между тканью и подложкой. В нашей практике приходится во многих случаях такую ткань отпарывать от подложки и наклеивать на тюль.

3. Частичная наклейка

При этой реставрации рваные места ткани наклеивались к различному материалу, иногда совсем неподходящему, например к тряпичной бумаге (судя по сохранившимся текстам время приклейки конец XVIII в.). Помимо недостатков, которые аналогичны недостаткам при частичной пришивке, в приводимом случае бумага, вследствие своей грубости, являлась причиной интенсивного разрушения ткани.

Неудачи частичной наклейки рваных мест ткани на материю, бумагу и даже на прозрачный пергамент (знамя времени Василия Шуйского в Кракове) заставили лиц, занимавшихся реставрацией знамен, перейти

к частичной наклейке на тюль, что было уже шагом вперед. Но это было только слабым улучшением. Однако и этот способ реставрации не оправдал себя, так как он не содержал главного — консервирования волокна. Таким способом была реставрирована ткань шведского знамени времени Густава Вазы, которая пришла в такую ветхость, что в 1936 г. полотнище наклеили целиком на тюль, предварительно удалив все тюлевые заплатки (рис. 4).

Знамя шведское   XVII в.   Частичная   наклейка.   Сильное   разрушение ткани. Собр. Гос. Эрмитажа.

4. Заключение ткани в прозрачную оболочку

Так как реставрация ткани знаменных полотнищ вышеприведенными способами не спасала ткани от разрушения, что обнаружилось по истечении некоторого срока, то пытались найти разрешение этого вопроса в заключении полотнищ в прозрачные оболочки. Практически это было разрешено помещением ткани в конверты или в прозрачные футляры. В первом случае из шелкового тюля, газа, или фильдекосовой сетки изготовлялся конверт, в который вкладывалось полотнище и конверт зашивался. В конвертах из тюля или газа полотнище пришивалось к краям; в конвертах из сетки полотнище пришивалось к краям конверта и во многих местах к сетке. Результат такой реставрации оказался следующий: сохранились конверты, а в них в беспорядке отдельные фрагменты и порошок ткани. Разрушенными оказались полотнища знамени времени Александра II, т. е. весьма нестарые ткани.

Другим вариантом было изготовление конвертов из целлюлоида или прозрачной клеенки для небольших кавалерийских штандартов.

В таких прозрачных чехлах-конвертах, в частности, хранились в арсенале Аничкина Дворца два штандарта Кавалергардского полка образца 1817 г. В настоящее время от штандартных полотнищ осталась лишь серебряная бахрома, шелковая же ткань вся разрушилась (рис. 5-7).
 Разрушенное полотнище немецкого знамени - результат заключения его между двух сеток.
Два штандарта Кавалергардского полка, обр. 1817 г. Хранились в арсенале Аничкина дворца в прозрачных чехлах.
Два штандарта Кавалергардского полка, обр. 1817 г. Шелковая ткань совершенно разрушилась вследствие хранения их в прозрачных чехлах

Результаты помещения тканей под стеклянные футляры, мероприятие казалось бы консервационного порядка, можно видеть на многочисленных музейных экспонатах. Так например, в Военно-Морском музее хранился под стеклом, в сложенном виде, огромный судовой штандарт Петра I — 1716 года. В 1939 г. он был вынут и оказалось, что ткань в складках совсем посеклась, местами вывалилась и стала очень ветхой. Штандарт был наклеен на тюль.

В этом же музее имеются две модели галер с шелковыми флагами и парусами, одна из них времени Петра I, другая времени Павла I. Эти модели всегда стояли и стоят под отличными стеклянными футлярами, но шелк разваливается даже от сотрясения. Все эти примеры говорят о том, что никакой футляр не спасает ткань от гибели, так как продолжается естественное старение волокна.

5. Наклейка на газ

Каким путем внедрилась в технику реставрации знамен наклейка ткани на тюль нам неизвестно. Во всяком случае надо признать, что этот способ полностью оправдал себя и несомненно является одним из тех

многих старинных эмпирических открытий, правильность которых в настоящее время приходится только научно объяснять, подтверждать и возможно улучшать, сохраняя без изменения основную сущность способа. К настоящему времени дублировка ткани на тюль, в том числе и шелковых знаменных полотнищ, имеет уже почти столетнюю давность (с 1861 г.).

Шведские трофейные знамена Петровского времени, наклеенные целиком на тюль в начале 1900-х гг., дошли до наев отличном состоянии.

Наклеенные на тюль петровские знамена по прошествии почти 60 лет оказались в хорошей сохранности. Это время было достаточным испытательным сроком способа реставрации, которое наклейка выдержала хорошо— знамена без всякой дополнительной реставрации пошли на экспозицию в 1936 г. в Артиллерийском историческом музее, а в 1938 г. в Государственном Эрмитаже на выставке «Героическое Военное Прошлое Русского народа».

Примером хорошей сохранности знамен, благодаря правильной и своевременной реставрации, может служить Голштинское знамя 1681 г., которое было наклеено на тюль в 1886 г., а в 1953 г. перелицовано и с того времени находится на экспозиции (рис. 62, 63).
Голштинское знамя 1681 г. До перелицовки в 1886 г. Coop. Арт. ист. музея.
 Голштинское знамя 1681 г. После перелицовки в 1953 г. Собр. Гос. Эпмитажа.

Если наклейка на тюль себя оправдала за такой промежуток времени, то нет оснований предполагать, что она перестанет себя оправдывать и в дальнейшем.

В заключение отметим, что методика реставрации тканей дублировкой на тюль, помимо опробации и одобрения кафедрой Реставрации и Консервации института археологической технологии в 1937 г., до ее опубликования в 1955 г. обсуждалась еще три раза. В 1952 г. методика была подробно доложена и одобрена на заседании расширенного Реставрационного совета Государственного Эрмитажа, а затем на заседании Ученого совета Государственных центральных художественно-реставрационных мастерских (в Москве) и на Всесоюзном совещании реставраторов, созванном ГЦХРМ в Москве (1952 г.).

В 1954 г. методика была рекомендована к опубликованию Реставрационным советом Государственного Эрмитажа и Ученым советом Государственных центральных художественных мастерских и является впервые опубликованной методикой реставрации тканей вообще и дублировки на тюль в частности.

Наконец, в 1960 г. на Всесоюзном Совещании по консервации и реставрации музейных и художественных ценностей, созванном отделом изобразительных искусств и охраны памятников Министерства Культуры СССР (Москва 11 —14 мая) автором было доложено о методике реставрации тканей наклейкой на тюль. После детального обсуждения доклада, Совещанием была дана высокая оценка предлагаемого метода.

материалы взяты с сайта art-con.ru