Реставрация и консервация ветхих тканей

Под реставрацией и консервацией ткани понимается:

1. Восстановление (насколько возможно) некоторых утраченных пряжей физико-химических свойств (гигроскопичность, прочность, эластичность, «упругое последействие» и т. п.), вследствие чего прекращается процесс естественного разрушения волокна.

2. Нанесение на пряжу защитного слоя, изолирующего волокно от непосредственного соприкосновения с окружающей воздушной средой.

3. Возможная очистка тканей от поверхностных и внутренних загрязнений.

4. Возможное восстановление цельности фрагментированной ткани наклейкой на новую основу — редкий газ, без добавления новых частей вместо утраченных подлинных.

5. Сохранение фактуры ткани.

В дальнейшем для краткости мы будем применять только термин «реставрация», помня однако, что эффективная реставрация всегда должна содержать в себе элементы консервации.

Реставрация ткани по истечении некоторого периода времени (еще в музейной практике не установленного) должна возобновляться, так как защитные свойства, приобретенные тканью, постепенно утрачиваются.

Закрепление основано на процессе адсорбции раствора желатина, который, проникая с водой в структуру волокна, по испарении воды закрепляет его. Создание защитного слоя основано также на процессе адсорбции, но только с разными сорбтивами.   В текстильной промышленности при шлихтовании пряжи и аппретуре(*Аппрет — вещества, наносимые на ткань с целью придания ей мягкости, плотности, упругости. Шлихта — клей для проклейки основы.)тканей применяются два вида адсорбции. В первом случае раствор желатина, проникая в структуру волокна, создает внутренний защитный и скрепляющий слой, во втором случае клейстер, осаждающийся главным образом на поверхности, образует внешний защитный слой.

Закрепление волокна, образование защитной пленки и наклейку можно производить одновременно или раздельно, в зависимости от качества тканей.

При первом способе применяется универсальный клейстер, компоненты которого должны выполнять три функции: 1) проникнуть в структуру волокна для его закрепления; 2) осаждаться на поверхности волокна для образования защитного слоя; 3) приклеивать реставрируемую ткань к новой основе.

Для этой цели в состав клейстера, который можно назвать по текстильному «шлихтаппрет», входят: а) клеющие и крахмальные вещества: желатин и пшеничная мука, б) мягчительные и гигроскопические вещества: глицерин, в) смачивающие и растворяющие вещества: вода, спирт, г) антимикологические вещества: бензойная кислота, тимол.

Клеющие вещества пропитывают и закрепляют волокна; крахмалистые и клейковина клеют и образуют поверхностную пленку, изолирующую волокно от окружающей среды и способную интенсивно отражать световые лучи, вследствие чего ткань кажется ярче, белее, становится более стойкой к инсолированию.

Мягчительные и гигроскопические вещества способствуют мягкости, эластичности волокна и не допускают пересыхания и осыпания защитного слоя.

Смачивающие вещества обеспечивают равномерную пропитку всей поверхности ткани, что чрезвычайно важно для качества наклейки, проклейки и аппретуры.

Антимикологическое вещество не допускает плеснеобразования как во время приготовления и хранения клейстера, так и после высыхания его на ткани.

Наиболее опасными моментами в отношении заражения спорами плесени являются время изготовления и время хранения готового клейстера.

После высыхания клейстера, даже при отсутствии стойкого антимикологического вещества, возможность плеснеобразования в большинстве случаев устраняется при строгом соблюдении нормальных условий хранения.

Для нахождения оптимальных количеств компонентов клейстер варился с концентрацией клеющих веществ от 0,25 до 10% и глицерина от 0,5 до 10%, а проклейка производилась от одного до трех раз. Опыты показали, что в одном случае реставрированные ткани становились мягкими, но слабо наклеенными и легко отставали от тюля, в другом — получалась хорошая, прочная наклейка, зато ткани оказывались очень жесткими или изменялась их фактура. В конце концов был выбран рецепт 3-процентного клейстера, давший лучшие результаты.

Опытным путем установили, что для наклейки требуется примерно 10% клеющих веществ по отношению к весу сухой ткани. Затем приступили к выяснению необходимого количества- закрепителя — клейстера на единицу веса или площади реставрируемой ткани для возможности предварительного расчета количества потребных материалов, так как очень важно, чтобы ткань была наклеена и проклеена тем же клейстером, или закрепителем. Сварить же два клейстера совершенно однородных по своей консистенции, практически невозможно.

Для этой цели были взяты 3 сорта тюля и 15 сортов тканей, которые наклеивались 3-процентным клейстером. Образцы взвешивались до и после пропитки, высчитывалось количество поглощенного клейстера, процент пропитки, количество клеющих веществ, вес после просушки и вес клеющих веществ на 1 кв. м ткани. Полученные результаты сведены в табл. II. (*Испытания проб были произведены в реставрационной   мастерской Эрмитажа автором настоящей статьи.)

Для объяснения данных табл. II напомним, что адсорбция прямо пропорциональна объему, а следовательно, и весу ткани и зависит от качества пряжи и ткани. У пряж разных номеров, но с одинаковым коэффициентом крутки впитываемость тем больше, чем выше номер пряжи. У пряж с одинаковым номером, но с разным коэффициентом крутки впитываемость тем больше, чем выше номер пряжи. У пряж с одинаковым номером, но с разным коэффициентом крутки впитываемость обратно пропорциональна крутке.

Грубая рыхлая пряжа, имеющая большие промежутки,   впитывает растворы интенсивней, чем тонковолокнистая. Поглощение влаги зависит и от рода волокна.

Практически можно считать, что поглощение тканью и тюлем клейстера равно в среднем двойному весу сухой ткани и газа. Значительную часть площади газа занимают ячейки (см. чертеж). 

 Чертеж ткани, наклеенной на газ.

При пропитке они заполняются клейстером, образуя множество клейстерохранилищ, являющихся в процессе наклейки ценным резервом клеющих веществ.

Было установлено, что одинарная наклейка обычно недостаточна; при вторичной исправляются дефекты, которые почти всегда возникают при первой наклейке. Если нет уверенности в пригодности 3-процентного клейстера для той или иной ткани, то можно применить большую концентрацию или произвести дополнительную проклейку.

Кроме того, двойная наклейка дает более равномерное распределение клейстера и проклейки.

Под концентрацией клейстера понимается количество сухой муки и желатина в растворе. От концентрации зависит процент приклея (количество клейстера, осаждающегося или подлежащего осаждению на пряже), вязкость или текучесть клейстера.

Таблица II

КОЛИЧЕСТВО КЛЕЮЩИХ ВЕЩЕСТВ НА 1 кв. м ТКАНИ

 
Наименование тканей
 
Вес
сухой ткани
в г
Высушенная
ткань после
пропитки
в г
Клеющее
вещество
в г
Клейстер
в ячейках
в г
Клеющие
вещества на I кв. м в г
Тюль   окрашенный   № 5102
60 г/кв. м
 
2,1
 
2,3
 
0,2
 
6,2
 
5,4

Тюль     беленый     №     5102

60 г/кв. м
 
2,1
 
2,4
 
0,3
 
6,2
 
5,4

Тюль     суровый     №     5102

60 г/кв. м
 
2,1
 
2,4
 
0,3
 
6,2
 
5,4
Шелк   48 г/кв. м
1,4
1,6
0,2
4,6
Шелк   69 г/кв. м
2,3
2,6
0,3
8,4
Шелк   72 г/кв. м
2,4
2,6
0,2
8,7
Шелк   150 г/кв. м
5
5,5
0,5
17,4
Шелк   171 г/кв. м
5,7
6,4
0,7
22,8
Шелк   252 г/кв. м
8,4
9,4
1
29,1
Шелк   350 г/кв. м
12,3
13,3
1
30,8
Шелк   354 г/кв. м
12,5
13,6
1,1
32,4
Шелк   411 г/кв. м
13,7
15
1,3
38,1
Шелк   414 г/кв. м
13,8
15,4
1,6
41,2
Парча  501 г/кв. м
16,7
17,8
1,1
29,4

Шелк  520 г/кв. м

17,5
18,9
1,4
34,2
Ткань (гобелены) 1000
г/кв. м
 
35
 
38,3
 
3,30
 
 
94,3
Ткань (гобелены)
1750 г/кв. м
 
61,3
 
67,1
 
5,8
 
 
174,5
Шерсть 120 г/кв. м
4
5,2
1,2
31,7

Примечание: Величина образца 13 X 27 = 350 кв. см.

Постоянная   величина   клеющих   веществ   6% (3% + 3%)   равна   двойной   наклейке.

Малая концентрация может настолько понизить приклей, что нельзя будет получить прочной пленки и приклеить ткань; излишняя концентрация повышает вязкость, поэтому получается грубая, неравномерная пленка, ткань будет слишком жестка. Зерна картофельного крахмала при разбухании увеличиваются в объеме в 40 раз, пшеничного — в 8 раз, поэтому пшеничный клейстер менее вязок, лучше проникает в ткани и дает тонкую ровную пленку. Если смачиваемость пряжи происходит равномерно, то пленка будет плотно и равномерно приставать к поверхности нитей.

Восстановление гигроскопической влажности предохраняет ткань от сечения, но прочность на разрыв от этого не повышается. Для увеличения прочности пряжи и самой ткани необходима пропитка волокна закрепителем, который дает значительное повышение крепости без изменения фактуры самой ткани.

ЗАКРЕПЛЕНИЕ

Как и чем можно закреплять текстильные волокна?

Веществом наиболее родственным натуральным волокнам по своему химическому составу и наиболее доступным является желатин.

Закрепление основано на адсорбции водноспиртового раствора желатина пористой структурой волокна: по испарении воды желатин склеивает фибриллы, повышая крепость и замещая собой утраченные волокном белковые вещества; добавление стойкого антимикологического вещества полностью устраняет возможность плеснеобразования при завышенной относительной влажности воздуха.

Напомним еще, что при адсорбции происходит осаждение растворенного вещества на внешней и внутренней поверхности волокна, причем не наблюдается какой-либо химической реакции или растворения в полном смысле этого понятия, вследствие чего адсорбция является обратимым процессом, что чрезвычайно важно в деле реставрации музейных тканей. (*Хорошими адсорбентами могут быть только такие материалы, которые обладают сильно развитой поверхностью. Такой поверхностью обладают вещества, имеющие пористую структуру, как например текстильное волокно.)

Адсорбция жидкости на твердых телах называется «смачиванием» и имеет большое значение для качества пропитки волокна растворами при закреплении, аппретуре и наклейке их. Введенный в волокно водноспиртовый раствор глицерина предохраняет желатин от пересыхания, сохраняет его эластичность и повышает гигроскопичность волокна. Желатин способствует задержанию ультрафиолетовых лучей солнечного спектра, действующих особо разрушительно на волокно.

Таким образом, для эффективной реставрации ветхого волокна необходимо увлажнение и закрепление, причем оба эти мероприятия можно производить одновременно или раздельно.

Закрепитель наносится на ткань или отдельно (пульверизатором или кистью), или одновременно с клейстером. Количество желатина зависит от состояния волокна и от толщины нити: чем нить толще и более разрушена, тем больший процент желатина требуется. Практически это количество в водно-спиртовом растворе колеблется от 0,25% до 0,5%, чтобы волокно могло его полностью впитать. Если превысить этот предел, то желатин выступит наружу волокна, сделает нить неестественно блестящей и изменит фактуру ткани; в малом количестве он не дает должного повышения крепости нити.

В текстильной лаборатории Института советской торговли были произведены испытания закрепленной шелковой ткани. После закрепления ткани 0,5-процентным раствором желатина крепость возросла на 75,4%. Внешний вид ткани не менялся и при 0,75-процентном растворе. При большей концентрации местами появлялись блики, так как волокна уже не могли впитать все количество желатина. В раствор добавлялись еще: спирт (5 — 10%) для улучшения смачивания, глицерин (1 — 3%) для умягчения и дезинфектор — тимол (0,1 — 0,2%).

Перед пропиткой тканей с рисунком следует убедиться в стойкости красок на смывание во избежание порчи рисунка. Если это явление имеет место, нужно предварительно закрепить краски раствором поваренной соли или уксусной кислотой или пропитывать ткань очень осторожно.

СОЗДАНИЕ ЗАЩИТНОГО СЛОЯ НА ПОВЕРХНОСТИ ВОЛОКНА

Помимо прочного прикрепления ткани или ее фрагментов к тюлю, клейстер создает защитный изоляционный слой, предохраняющий волокно от непосредственного соприкосновения с воздухом, вследствие чего окислительные процессы разрушают уже не волокно, а предохранительную оболочку, которую можно всегда восстановить.

Клейстер по своей консистенции соответствует так называемой чистой аппретуре, т. е. слабой, применяемой в текстильной промышленности для большинства тонких тканей. Такой аппрет устраняет у тканей вялость, дряблость, делает их эластичными, более крепкими на разрыв. Он образует на ткани поверхность с наибольшей способностью отражать световые и тепловые лучи, вследствие чего аппретированная ткань становится ярче и более устойчивой к разрушающему действию света. Ценно и то обстоятельство, что после наклейки или аппретирования грязная ткань становится чистой.

Возможно, что по истечении некоторого времени, может быть сотни лет, придется реставрированную ткань снова закреплять и аппретировать, но тогда будет «что» закреплять и это «что» наверное не рассыплется в порошок, как случается со многими ветхими тканями, вовремя нереставрированными должным образом. Иногда аппретуру тканей производят синтетическими смолами. Применение синтетических смол в текстильной промышленности было вызвано причинами экономического порядка — удешевление производства, и технологического — получение перманентной отделки тканей несмываемыми аппретами для повышения коэффициентов эксплуатации тканей. Но при этом совершенно не ставили цель получить долговечные (в музейных масштабах времени) аппретуры. При музейной реставрации ветхой ткани у нитей и волокна в возможной степени восстанавливаются утраченные свойства, в частности гигроскопическая влажность, с чем связан процесс авиважа (оживления) , чего нельзя достигнуть применением смол. В текстильной промышленности требуется не восстановление, а придание волокну добавочных качеств: несминаемости, огнестойкости, водоупорности, маслостойкости и др. О синтетических смолах еще нет данных, характеризующих их неизменяемость при многолетнем хранении. Наоборот, существуют некоторые основания предполагать, что со временем, в связи с испарением некоторых компонентов лакового раствора (растворители, пластификаторы, мягчители и др.), изменяются и образованные лаком пленки.

Кроме того, практика показала, что несмотря на способность лаковых растворов к повторному растворению, полное удаление высохших пленок происходит только при продолжительной промывке, иначе тончайшая пленка все равно остается и часто исключает применение других клеев.

Применение смол возможно для консервации или мумификации денатурированного, потерявшего все качества текстильного волокна.

В этих случаях следует ограничиться лишь мумификацией, не ставя задач сохранения фактуры, эластичности и т. п. Этот же эффект может быть достигнут пропиткой волокна желатином с последующим полным задубливанием. Такой способ был успешно испытан при закреплении фрагментов и рулонов совершенно сгоревшей ткани из раскопок в Кармир-Блуре.

НАКЛЕЙКА (ДУБЛИРОВКА) ВЕТХОЙ ТКАНИ НА РЕДКИЙ ГАЗ

Обычно только одного закрепления недостаточно для тканей, которые должны быть экспонированы вертикально, так как при закреплении не соединяются порванные нити и не заполняются утраченные части, а только приостанавливается разрушение и закрепляется волокно.

Третьим элементом эффективной реставрации является перенос ветхой ткани или ее фрагментов на тюль, который освобождает дряхлые нити основы ткани от нагрузки и соединяет отдельные фрагменты в одно целое, заполняя лакуны, возникшие вследствие утраты или разрушения частей реставрируемого объекта.

Наклейку (дублировку) ветхой ткани производят мучным клейстером на новую прочную основу из хлопчатобумажного тюля. Небеленый или подкрашенный тюль, изготовленный из пряжи возможно более высокого номера, минимально маскирует заклеенную сторону реставрированной ткани и сохраняет примерно одинаковые условия воздействия внешней среды как на заклеенную, так и незаклеенную стороны, а сама наклейка мучным клейстером не меняет фактуры и рисунка ткани.

Этим свойством мучного и крахмального клейстера издавна пользуются в текстильной промышленности, применяя их в качестве отличной аппретуры тканей. В то время как желатиновый закрепитель в молекулярно-дисперсном состоянии (*Дисперсностью называется состояние раздробления какого-либо вещества в жидкой среде (в виде частичек). Если они находятся в молекулярно-дисперсном состоянии (т. е. распавшимися до величины молекул), то мы имеем истинный раствор; если же частички более крупные, то получим коллоидальный раствор (высокодисперсное состояние) или суспензию (частички в низкодисперсном состоянии, иногда видные даже невооруженным глазом, является истинным раствором и проникает в структуру волокна, мучной клейстер — это коллоидальный раствор (т. е. высокодисперсный); осаждаясь на поверхности нитей, он образует поверхностный слой на ткани и тюле и при высыхании склеивает их. Наклейку можно осуществлять четырьмя способами:

1. Наносить клейстер только на тюль, на него раскладывать ткань, разглаживать косточкой и раскатывать резиновым валиком через наложенный на реставрируемую ткань сухой газ.

2. Наносить клейстер и на тюль и на ткань, поступая далее как при первом способе.

3. Наносить клейстер на тюль и после просушки ткань приклеивать посредством пропитки закрепителем.

4. Наносить клейстер только на ткань, поступая далее, как при первом способе.

Какой способ и когда можно применять?

При первом способе может быть использован только клейстер, находящийся в ячейках газа.

Второй способ применим для всех тканей средней толщины и прочности.

Третий способ применим для очень тонких или ветхих археологических тканей.

Четвертый способ применяется для наклейки толстых и ворсованных тканей, войлока, шпалер и т. д.

Нанесение клейстера практически осуществляется смазыванием разложенного на столе газа и левой стороны ткани широкой кистью с последующей раскаткой через газ резиновым валиком с лицевой стороны, что уподобляется нанесению аппрета на ткань в текстильной промышленности посредством трехвальной крахмальной машины. В этой машине аппрет наносится на левую сторону ткани, а валы как бы продавливают его через ткань. Аппретированная лицевая сторона остается чистой, не замазывается аппретом, краски и ткань сохраняют свой вид. В настоящее время рекомендуется еще способ нанесения клеевых составов методом распыления, улучшающий результаты распределения клея.

Наклейка производится на специальном столе, конструкция которого чрезвычайно проста. Из толстой фанеры на прочном каркасе собирается щит. На фанеру наклеивают линолеум с гладкой поверхностью, без швов, что важно при наклейке шелковых тонких тканей. Линолеум натирается химически чистым (нейтральным) парафином, посыпается в разных местах мелкими кусками парафина и проглаживается горячим утюгом до получения гладкой поверхности. В процессе проглаживания, если нужно, подсыпаются под утюг еще куски парафина.

После остывания стол обметают мягкой щеткой с длинным волосом и полируют чистой полотерной щеткой до блеска. После полировки стол снова обметают мягкой щеткой.

Нанесение парафина необходимо для того, чтобы тюль и ткань в процессе реставрации не приклеились к линолеуму. Кроме того, парафиновая поверхность не впитывает влаги. Ширина стола должна быть не более 2,1 — 2,2 м, чтобы с обеих продольных сторон реставратор мог согнувшись над столом, достать пальцами рук середину.

Длина лимитируется величиной помещения; чем длиннее стол, тем он удобнее для работы.

Практичными являются следующие размеры: ширина 2,1 — 2,2 м, длина 4 — 5 м. Для переноски и установки стола щит не прикрепляют к ножкам, а делают три козелка высотою 0,75 м, два подставляются по торцовым краям и один под середину, во избежание прогиба стола.

Если делать раму щита толщиной 0,05 м, то общая высота стола равняется 0,8 м, высота удобная для работы реставратора среднего роста. В мастерской реставрации тканей желательно иметь два таких стола по следующим соображениям: при наклейке тканей длиной до 4 м один стол используется для сушки ранее наклеенной, второй для наклейки другой ткани; для реставрации ткани длиннее или шире 4 м столы можно сдвинуть.

На подготовленный реставрационный стол настилают кусок тюля такой величины, чтобы он свешивался со всех сторон стола на 10 — 15 см. Нити основы тюля должны лежать параллельно нитям основы реставрируемой ткани. Если тюль в целом куске, то нити основы идут параллельно его кромке; если кромки отрезаны, то при растяжке тюль в одном направлении растягивается значительно, в другом почти совсем не растягивается, что и показывает направление нитей основы.

Для фиксации газ смазывают клейстером вдоль краев стола узкой полосой, шириной в 3 — 4 см, и тщательно растягивают за края равномерно со всех сторон, чтобы не оставались складки и деформированные ячейки. После натяжки клейстер должен подсохнуть для прочной фиксации газа в приданном ему положении. Потом на газ накладывают подлежащую дублированию ткань, левой стороной вниз, выравнивают и выбирают поперечный, более цельный край для начала наклейки.

Во избежание перекоса вдоль и поперек стола протягивают направляющие нити. Разметив ширину и длину ткани, прибивают в соответствующих местах кромки стола гвоздики, к которым крепят направляющие нити, с одного конца петлей, для удобства снятия в процессе работы, с другой стороны — наглухо. Вбивать гвоздики в линолеум не следует.

 Диаграмма: схема технологического процесса реставрации.

 Определив точное положение ткани, приступают к наклейке. Наиболее часто применяют второй способ наклейки, когда клейстер наносится и на тюль, и на ткань.

Наклейка начинается с фиксации намеченного поперечного края ткани на тюль на расстоянии 5 см от торцового края стола, согласно протянутой направляющей поперечной нити.

Намеченный край ткани шириной 0,1 — 0,2 м загибают левой стороной вверх; на тюль и на левую сторону загнутого края, под который можно ничего не подкладывать, широкой плоской кистью обильно наносят клейстер. После этого проклеенный край ткани накладывают на проклеенный участок тюля, тщательно расправляют руками, следя за тем, чтобы края рваных мест возможно плотнее сошлись, а затем разглаживают косточкой до получения гладкой поверхности.

После фиксации остальную часть скатывают в рулон в сторону наклеенного края и укладывают на него. На освободившуюся площадьтюля и на левую сторону сложенной ткани наносят клейстер полосой в 40 — 50 см; рулон полностью разворачивают, укладывают согласно направляющей продольной нити на тюль и поступают дальше как уже было указано.

После этого ненаклеенную часть ткани снова свертывают рулоном и на часть тюля и рулона наносят клейстер.

Действуя таким образом, ткань наклеивают постепенно небольшими площадями до фиксации конечного поперечного края.

Когда вся ткань наклеена, разглажена и края рваных мест соединены, на нее накладывают кусок сухого чистого тюля и расправляют, чтобы он лежал совершенно гладко.

Резиновым валиком (применяемым в фотографическом деле) тщательно раскатывают ткань через наложенный тюль; один раз от середины к краям и два-три раза по всей поверхности вдоль и поперек. При раскатке тюль намокает и впитывает грязь, а излишний клейстер и воздушные пузыри, образовавшиеся в процессе наклейки, выпрессовываются вместе с загрязнителями. Намокший и загрязненный тюль надо снимать аккуратно, чтобы не отделить ткань. Вначале берут за один угол верхнего тюля, лучше у начального края ткани, поднимают и тянут в сторону конечного края, до тех пор пока не поднимется второй угол. Тогда, взяв оба угла вместе, стягивают тюль вдоль наклеенной ткани. После снятия тюля ткань кажется приглаженной утюгом и покрыта мелкими воздушными пузырьками, которые постепенно исчезают.

При прокатке резиновым валиком клейстер не фильтруется, а только продавливается через переплетение нитей ткани в количестве, недостаточном для сцепления с сухим тюлем; мокрая ткань удерживается на дублировочном газе силами сцепления и собственного возросшего от клейстера веса. Прожатый клейстер образует на лицевой стороне аппретурный слой.

Когда ткань состоит из фрагментов, то их подбирают по рисунку, оставляя пустые места утраченных участков; смазывают клейстером и последовательно накладывают на газ, смазанный   клейстером.   Потом расправляют руками до должного положения, разглаживают плоской косточкой и поступают дальше, как уже было указано.

В таком положении ткань оставляют на реставрационном столе 8 — 12 часов до полной просушки при нормальной комнатной температуре. Если после этого срока ткань будет еще влажной, то нужно ставить переносный вентилятор попеременно с разных сторон.

Для продуктивной работы помещение реставрационной мастерской должно иметь хорошую вентиляцию, учитывая, однако, что для получения наклейки и пленки хорошего качества сушка должна протекать медленно и при нормальной комнатной температуре.

По окончании сушки ткань снимают со стола: берут одновременно с дублировочным тюлем за один угол и продольным движением отделяют от стола. Нельзя брать один тюль, так как он вытянется и оторвется от наклеенной ткани.

После наклейки на левой стороне ткани обычно обнаруживаются блестящие места, заклеенные ячейки тюля, неприклеившиеся части и другие недостатки. Для устранения этих дефектов производится вторичная клейка.

Реставрационный стол застилают новым сухим газом, на который кладут реставрируемую ткань заклеенной стороной вверх. На нее кистью наносят клейстер. При этом процессе исчезают все дефекты, заклеенная сторона становится лучше видимой за счет уменьшения маскировочного эффекта тюля. Предварительно ткань и тюль закрепляют по краям.

Ткань просушивают, снимают вместе с подложенным тюлем и кладут лицевой стороной вверх. В этом положении тюлевая подложка легко снимается; если она не отходит, ее немного пульверизируют раствором воды со спиртом.

При вторичной проклейке жидкие компоненты клейстера проходят насквозь, а крахмал и клейковина задерживаются, вследствие чего лицевая сторона ткани не приклеивается к подложке, заклеенные ячейки прочищаются и отставшие места приклеиваются к плотно прилегающему сырому газу.

После вторичной клейки приступают к отделочным операциям: отрезают с краев излишний тюль, тщательно чистят лицевую сторону мягкой щеткой, а левую (заклеенную) — более жесткой. Ткань становится живее, мягче, рисунок с левой стороны более ясный. Если от реставрированного объекта требуется особая мягкость, то его следует еще механически умягчить.

Для умягчения аппретированных тканей в текстильной промышленности применяются мягчильные машины — винтовые или пуговичные, в которых ткань изгибается в направлении основы и утка, вследствие чего нити приобретают некоторую возможность перемещаться относительно друг друга, ткань несколько разрыхляется, становится мягче и пышнее.

В музейной практике механическое умягчение достигается свертыванием ткани в рулон с четырех сторон, вначале с лицевой стороны, а затем с левой с углов по диагонали. Проделав два-три раза такую операцию, можно получить значительное умягчение.
Натирание наклеенной ткани с левой стороны мягкими щетками также способствует умягчению реставрированной ткани. На этом заканчивается процесс наклейки и ткань может поступить на хранение или экспозицию (рис. 8 — 16).

Фрагмент шелковой рисунчатой ткани XVIII в. с металлической нитью. Собр. Гос. Эрмитажа.

Рентгеновский снимок фрагмента шелковой рисунчатой ткани XVIII в. с металлической нитью. Увеличение.

Шведское знамя 1620 г. До реставрации в 1930 г. Арт. ист. музей.

Шведское знамя 1620 г. После реставрации в 1936 г. Арт. ист. музей.

Фрагмент полкового знамени русского солдатского полка конца XVII в. с изображением юного Петра I. До реставрации. Собр. Гос. Эрмитажа.

Деталь фрагмента полкового знамени русского солдатского полка конца XVII в. с изображением юного Петра I. После наклейки в 1948 г. Собр.Эрмитажа.

Фрагмент ротного знамени русского солдатского полка конца XVII в с изображением Петра I. До реставрации. Собр. Гос. Эрмитажа.

Деталь фрагмента ротного знамени русского солдатского полка конца XVII с изображением Петра I. После наклейки в 1948 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

Рентгеновский снимок детали фрагмента шелковой рисунчатой ткани XVIII в., наклеенной на тюль с металлической нитью. Увеличение.

Когда ткань оказывается по своей ширине или длине больше реставрационного стола, ее можно наклеить только по частям.

Наклеенную часть ткани свертывают в рулон и действуют как было уже указано ранее. Приступать к такой наклейке следующей части можно только после просушки наклеенного участка и свертывания в рулон (см. схему).

 Схема наклейки ткани в несколько приемов.

 Передвигая последовательно ткань по частям, соответствующим размеру стола, можно наклеить ткань любых размеров.

При частичной наклейке у светлых, не особенно чистых тканей образуются после сушки видимые границы стыков склеек в виде разводов. Они удаляются вышеуказанным способом вторичной проклейки, но по частям. При вторичной клейке нужно несколько сдвинуть в сторону стыки на старых границах и ликвидировать их повторной смазкой вдоль и поперек.

Если стыки все же останутся видимы, то их удаляют повторным смазыванием во всех направлениях разбавленным клейстером с добавкой спирта (клейстер 1,5 — 2%, спирт 20 — 25% ).

В качестве наглядного примера такой наклейки по частям можно привести наклейку войлочного ковра из Пазырыка.

Этот ковер шириною 4,5 м и длиною 6,5 м был наклеен на тюль на столе шириной 0,9 м, длиною 5 м, причем в процессе работы ковер пришлось передвигать на столе восемь раз.

Перейдем теперь к рассмотрению других способов наклейки тканей.

Первый способ отличается от второго тем, что клейстер наносят только на тюль. В остальном все процессы аналогичны второму способу.

Третий способ: клейстер наносят на тюль и дают высохнуть. На него кладут закрепленный сухой фрагмент, расправляют и посредством пульверизатора или мягкой кисточки пропитывают вновь закрепителем и разглаживают косточкой. Вода закрепителя, проходя через ткань, смачивает тюль и находящийся на нем клейстер, что необходимо для приклейки фрагмента к тюлю.

После высыхания тюль с фрагментом снимают со стола, переворачивают и кладут лицевой стороной на подкладочный тюль.

Склеив выступающие за пределы ткани края дублировочного и подкладочного тюля, на него наносят кисточкой жидкий клейстер (№ 1) для вторичной проклейки. После просушки дублировочный тюль отделяют от подкладочного и, если ткань оказывается несколько жестковатой, ее пропитывают умягчителем № 6.

Четвертый способ значительно отличается от остальных.

На реставрационном столе укрепляют подкладочный тюль, а на нем дублировочный тюль, на котором раскладывают ткань лицевой стороной вверх, согласно направляющим нитям, во избежании перекоса.

Край лучшей сохранности и прилегающую часть ткани длиной 30 — 40 см загибают левой стороной вверх. Для изоляции лицевой стороны от загнутой между ними прокладывают бумагу. На загнутую часть узкой кисточкой равномерно наносят густой клейстер и раскатывают резиновым валиком для получения тонкого клеевого слоя.

В порванных местах клейстер проходит насквозь, но не пачкает лицевой стороны, так как проложена бумага. После раскатки проклеенную часть кладут на сухой дублировочный тюль и расправляют руками, косточкой и вновь тщательно раскатывают резиновым валиком через наложенный сухой тюль. Таким образом последовательно наклеиваются и остальные части.

При наклейке применяется густой клейстер, он не проходит на лицевую сторону, не склеивает ворс и не меняет фактуры.

После просушки получается прочно наклеенная ткань, но совершенно не закрепленная с лицевой стороны и без защитного слоя, поэтому закрепление и нанесение защитного слоя являются особой операцией. Для этой цели лицевая сторона после просушки пульверизуется водно-спиртовым   раствором   закрепителя — аппрета;   он   проникает в волокно нити и ворса, закрепляет их, а клейстер, осаждаясь невидимой для глаз пленкой, образует необходимый защитный слой. Пульверизация производится несколько раз (после просушки), причем степень проклейки определяется на ощупь — ткань должна стать немного грубее и жестче. Излишняя пульверизация может изменить фактуру ткани, этого нужно избегать. Закрепитель — аппрет применяется при нормальной комнатной температуре, без подогрева. Во избежание заклейки трубочки пульверизатора после работы ее необходимо промыть, и на всякий случай вставить в нее нержавеющую проволоку — прочищалку.

После закрепления ткань поворачивают левой стороной вверх и, взяв за один из углов подкладочного тюля, отделяют его от дублировочного. Если подкладочный тюль будет отделяться с трудом, то его следует предварительно слегка увлажнить из пульверизатора водно-спиртовым раствором. У дублировочного тюля получается матовая поверхность вследствие выступившего при прокатке и затем высохшего излишка клейстера; его соскабливают косточкой вдоль и поперек. Наклеенная ткань становится значительно мягче, а поверхность тюля чище. В остальном поступают так же, как и в трех предыдущих способах наклейки.

ОДЕЖДА

Разработка методики реставрации одежды чрезвычайно актуальна, так как одежда хранится во многих музеях, но не может быть экспони­рована по той причине, что находится в очень ветхом состоянии и про­должает разрушаться.

Реставрация одежды не представляла бы особых трудностей, если бы ее можно было распороть, дублировать по частям на тюль, а затем дублированные части снова сшить.

Однако этого сделать нельзя во избежание нарушения историче­ской цельности одежды и подмены подлинной работы старых мастеров или мастериц.

Опыт показал, что можно дублировать на тюль одежду целиком, даже не расшивая складок, обычных на пышных одеждах давно про­шедших времен.

 
Диаграмма: техника реставрации знамен, одежды, кружев, бисерных вещей.

Таким способом был нами реставрирован чрезвычайно ветхий кафтан Петра I, из собрания отдела истории русской культуры Эрмитажа (рис. 22 — 31).

 

Шерстяной кафтан Петра I. До реставрации. Правая сторона. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шерстяной кафтан Петра I. После реставрации в 1955 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шерстяной кафтан Петра I. До реставрации. Левая сторона. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шерстяной кафтан Петра I. После реставрации в 1955 г. Спина. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шерстяной кафтан Петра I. Техника реставрации. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шерстяной кафтан Петра I. Техника реставрации. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шелковый кафтан Петра I. До реставрации. Перёд. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шелковый кафтан Петра I. После реставрации в 1956 г. Перёд. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шелковый кафтан Петра I. До реставрации. Спина. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шелковый кафтан Петра I. После реставрации. Спина. Собр. Гос. Эрмитажа.

Дублировка одежды производилась густым клейстером (№ 3) на одинарный, частично на двойной слой тюля, предварительно склеенный средним клейстером (№ 2). С наружной стороны ткань закреплялась закрепителем-аппретом (№ 5).

При дублировке одежды у нее отпарывается подкладка и одежда вывертывается на изнанку.

Одежда раскладывается на столе правой стороной вниз и определяются места, которые могут быть гладко разложены. По ним выкраиваются куски тюля и наклеиваются сверху густым клейстером, разглаживаются косточкой и валиком через тюль.

Также дублируются вывернутые рукава — сперва с одной стороны, а потом с другой. Складки дублируются без распарывания, по частям. Под рваные места предварительно подкладываются и подклеиваются куски аналогичной ткани, а затем наклеивается тюль. Таким образом по частям производится дублировка всей одежды.

Подкладка дублируется   обычным   образом, а затем   подшивается.

КРУЖЕВА И ВЕЕРА

Особое место среди объектов реставрации занимают разрушающиеся кружева, изготовленные часто из тончайшей пряжи.

Для избежания искажения рисунка и образования муара, вследствие наклейки на тюль, следует белые и кремовые кружева наклеивать на черный тюль, цветные кружева на белый тюль, для получения в обоих случаях контраста, а для дубляжа брать тюль с мелкими ячейками.

При соблюдении этих правил наклеенные кружева сохраняют всю прелесть тонкого рисунка, а при экспозиции белых кружев на темном фоне и цветных на светлом, дубляжный тюль не заметен (табл. 32—35).

Русская вышивка XVIII в. После реставрации в 1956 г. Правая сторона. До маскировочной штопки. Собр. Гос. Эрмитажа.

Русская вышивка XVIII в. После реставрации. Левая сторона. Газ незаметен. До маскировочной штопки. Собр. Гос. Эрмитажа.

Русская вышивка XVIII в. Деталь маскировочной штопки. Собр. Гос. Эрмитажа.

Кружево XVIII в. После реставрации в 1955 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

Наклейка кружев производится следующим образом: клейстер наносится только на тюль, наложенные поверх кружева разглаживаются косточкой и прокатываются валиком через тюль.

После сушки наклеенные кружева проклеиваются вторично с левой стороны   обычным способом.

Наклейка производится 3-процентным клейстером.

В местах утрат может быть применена маскировочная штопка (рис. 34).

Разрушающиеся шелковые веера дублируются нами на мелкоячеистый тюль или газ третьим способом, сломанные косточки укрепляются наклейкой с левой стороны тонких бамбуковых пластинок (рис. 36, 37).

Шелковый веер XIX в. До реставрации. Собр. Гос. Эрмитажа.

Шелковый веер XIX в. После реставрации в 1956 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

Если у веера пластинки из слоновой кости со сложным ажурным рисунком сломаны и утрачены, то можно применить следующий реставрационный способ.

Отделив одну цельную косточку, кладут ее на фотографическую бумагу светло-кремового цвета («шамуа») и освещают. После проявления бумаги на ней получается контурное изображение белой косточки. Отпечаток вырезают и наклеивают на бамбуковую пластинку или картон и вклеивают в соответствующее место веера. При экспозиции веера на черном фоне вклеенную косточку трудно отличить от настоящей. Если черный фон нежелателен — темные места внутри рисунка нужно вырезать. Если косточки цветные — следует отпечаток окрасить в нужный цвет.

В заключение укажем еще, что тонкие кружева лучше дублировать на шелковом газе.

На газ можно наклеивать и очень тонкие ткани, особенно с вышивкой но при этом необходимо соблюдать следующее правило: при наклейке нити основы ткани по отношению к нитям основы газа должны быть расположены под углом около 45° во избежание образования у наклеенной ткани муара.

Муаровый эффект получается при параллельном расположении нитей основы ткани и газа.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ТКАНИ

 
Диаграмма: техника реставрации археологических тканей.

Наиболее сложной и ответственной работой является реставрация археологических тканей.

Волокно их настолько ветхо, что ткани требуют особой предварительной обработки и в сухом виде расправлены быть не могут.

Рассмотрим последовательный ход реставрации археологических тканей.

Раскопанную ткань, какой бы она ломкой не была, можно расправить в ванне смягчающего раствора (глицерина —10%, спирта ректификата — 80 и дистилированной воды — 60%).

Для этого берется стекло или лучше плексиглас по величине ткани и покрывается куском тюля, смоченного в вышеуказанном растворе, края тюля подгибаются под стекло.

В кювету наливается смягчающий раствор и кладется стекло с тюлем.

После этого на него накладывается фрагмент ткани. Благодаря наличию в ванне спирта, снижающего поверхностное натяжение воды, фрагмент сразу намокает и становится мягким.

Если   ткань   очень грязная, в ванну добавляют   20 — 25%   ацетона.

Через некоторое время содержимое ванны от растворяющихся загрязнителей начинает окрашиваться в коричневый цвет. Находящийся на стекле фрагмент осторожно расправляется косточкой и с его поверхности механически удаляются загрязнители. Кусок тюля, смоченный в том же растворе, расправляют и накладывают на лежащий в ванне на стекле фрагмент ткани и загибают края под стекло.

Теперь можно спокойно вынуть стекло с фрагментом, лежащим между двух кусков тюля, и промыть. Перевернув затем стекло с фрагментом, находящимся между двух слоев тюля, его кладут на реставрационный

стол. Приподняв один край стекла отделяют от него (с одного угла) оба куска тюля с фрагментом. Оба слоя тюля при этом легко отделяются от стекла и ложатся на стол.

Взяв за один угол верхний слой тюля (подкладочный) его снимают с фрагмента продольным движением и на столе остается нижний слой тюля (дублировочный) с фрагментом.

Манипулируя таким образом стеклом и двумя кусками тюля, можно безо всякого риска перевертывать самые ветхие мокрые фрагменты ткани.

Находящийся на тюле фрагмент оставляют лежать до полной просушки.

Не следует класть смягченный фрагмент непосредственно на стекло или на реставрационный стол, так как при сушке фрагмент может прилипнуть.

На подсохнувший фрагмент наносится закрепитель (см. IV. РЕЦЕПТУРА И МАТЕРИАЛЫ) и после новой сушки, если закрепление достаточно, фрагмент снимают с подкладочного тюля и наклеивают по III способу — с нанесением клея только на тюль (рис. 38 — 41).

Фрагмент шерстяной античной ткани I в. н. э. До реставрации. Собр. Гос. Эрмитажа.

Фрагмент шерстяной античной ткани I в. н. э. После реставрации в 1954 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

Фрагмент очень тонкой шерстяной античной ткани из Семибратнего кургана, V в. до н. э. После реставрации в 1939 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

Фрагмент тонкой шерстяной античной ткани с тканым рисунком, I в. н. э. После реставрации в 1939 г. и окантовки. Собр. Гос. Эрмитажа.

Дублировку следует производить на мелкоячеистый тюль или на газ, во избежание пробивания на поверхность фрагмента структуры ячеек тюля.

Наклеенный фрагмент помещается между двух стекол следующим способом: на стекло, соотвествующей величины, накладывается фрагмент и тюль приклеивается к стеклу вдоль краев узкой полосой желатиновым клеем (желатины — 15%, спирта — 10%, воды — 75%, бензойной кислоты — 0,2%).

На тюль, вдоль краев стекла, наклеиваются узкие полоски картона и окантовываются дермантином. Аналогичное по величине стекло кладется на стекло с фрагментом и один его край крепится к нижнему стеклу таким образом, что верхнее стекло можно поднимать и опускать как крышку шкатулки. При опущенном верхнем стекле фрагмент оказывается закрепленным между двумя стеклами, не касаясь ни одного из них. Такая система монтажа принята нами с 1940 г. как очень удобная и оправдавшая себя на практике.

Иногда фрагменты тканей бывают загрязнены органическими соединениями, отложившимися в тканях из почвы и придающими тканям темно-коричневый цвет. Подобные загрязнители не удаляются растворителями вроде четыреххлористого углерода, ацетоном и т. п., и не поддаются действию слабых щелочей и кислот (крепкие растворы будут разрушать волокно).

В этих случаях хорошие результаты дает очистка (отбелка) с помощью марганцовокислого калия, являющегося эффективным окислителем органических соединений, с последующей обработкой щавелевой кислотой. Для этого фрагмент, подлежащий очистке, погружается на 10 — 15 минут в 0,2 — 0,5% водный раствор марганцовокислого калия. После промывки в воде фрагмент опускают в 1 — 2% водный раствор щавелевой кислоты для отбелки, до полного исчезновения коричневой окраски ткани, затем вновь промывают.

Обработка этим методом может производиться несколько раз до полной очистки ткани. Ткань после такой обработки, в зависимости от первоначального своего состояния, получается или белой., или принимает первоначальный цвет, если она была окрашена минеральными красками.

Природа волокна и ткани хорошо выявляется после такой обработки. ( *Материалы по методике археологической технологии, вып. XII, 1929). Однако следует пользоваться этим способом осторожно, не форсируя его, пробуя сперва на небольших кусочках. Очень ветхие ткани при такой очистке могут.совершенно разрушиться.

В качестве практического примера очень сложной реставрации ткани, находившейся в предельной стадии разрушения, приводим описание реставрации женского халата и мужской рубашки из Кенкольского могильника в Монас-Супа (Киргизская ССР) III — I вв. до н. э.

В середине 1939 г. в Государственный Эрмитаж поступило погребение из раскопок Монас-Супа, содержащее два скелета: мужской и женский, на которых сохранились шелковые головные повязки, платки, закрывавшие лица, и верхняя одежда. Темно-коричневого цвета шелк одежд, красный шелк повязок и платков находился в предпоследней стадии разрушения — легко превращался в порошок. Определить покрои одежд не представлялось возможным, они были в складах, расправить которые было нельзя без риска полного разрушения ткани, но создавалось впечатление, что и на женском и мужском скелете сохранились довольно короткие рубашки (рис. 42).

Погребение III—II вв. до н. э. из Монас-Супа. На короткой доске женский костяк. Раскопка 1939 г.

Женский халат из погребения в Монас-Супа. Реставрирован в мастерской Гос. Эрмитажа.

После разборки костей скелетов, на досках (погребение открытое) остались ткани в виде сплюснутых цилиндров, которые можно было снять с досок с большой осторожностью.

При более подробном осмотре у одежд оказались почти совершенно разрушенными боковые наружные стороны (у женской одежды левая сторона и часть спины). Снятая ткань внешне была похожа на кору с дерева. После предварительной очистки приступили к реставрации тканей. Так как волокно было чрезвычайно хрупким, ткань пришлось дополнительно умягчать и дезинфецировать. Для этой цели ткань была положена в мешок из тюля и опущена в раствор (вода, спирт и глицерин). Осторожным подниманием и опусканием мешка происходила промывка ткани и умягчение волокна. Без тюлевого мешка намокшую расползающуюся ткань вообще нельзя было бы вынуть. После достаточной очистки и умягчения ткань в мешке была перенесена на реставрационный стол, покрытый тюлем. После некоторой подсушки ткани мешок был расшит, и ткань разложена на столе для окончательной просушки. Затем расправлена для осмотра и определения дальнейших путей работы. При осмотре оказалось, что женская одежда была одета левой стороной наружу, имела несколько заплаток; левый рукав совершенно истлел и держался у плеча на отдельных нитках; сильно разрушен левый бок и верхняя часть спины. На глубоко вырезанном воротнике, примерно на середине груди, имелся бантик, завязанный обычным образом. Ввиду большой ветхости ткани не представилось возможным наклеивать одежду целиком (не распоротую). Такой способ чрезвычайно затрудняет и замедляет работу, хотя и вполне возможен, если ткань одежды сохранила некоторую прочность.

Поэтому ткань была разложена вся в один слой и взят за начало наклейки совершенно разрушенный левый бок, едва держащийся у плеча. Одежда оказалась широким халатом, занявшим площадь около трех квадратных метров стола. От долгого лежания (около 2000 лет), ткань очень деформировалась и во многих местах куски кожи владелицы одежды пристали так прочно, что их нельзя было удалить. Сохраняя примерное расположение отдельных частей одежды, так как многих частей не сохранилось, ткань была проложена тонкой бумагой и развернута по окружности с центром в верхней части воротника. После предварительных опытов и проб выбран наиболее приемлемый клейстер и приступлено к наклейке ткани на тюль. Для этого после предварительной пропитки его 3% клейстером на просушенный тюль был снова разложен халат для дублировки по третьему способу.

За начало наклейки был взят левый край халата, предварительно пропитанный водно-спиртовым раствором желатина и затем разглаженный косточкой. Последовательной пропиткой и разглаживанием небольших участков халата и его фрагментов производилась вся дублировка на тюль. Направляющими для правильной укладки служили швы одежды и главным образом направление нитей ткани. Этот момент работы изображен на рис. 43, где видна часть ткани уже наклеенной, в то время как другая лежит еще бесформенной грудой. Таким образом, фрагмент за фрагментом накладывался на тюль, пропитывался и разглаживался косточкой и резиновым валиком через тюль. Когда этим методом вся одежда была наклеена, ее оставили на просушку.

После вторичной приклейки в тюле были вырезаны отверстия воротника и проймы рукавов. Левый рукав, разрушенный в сильной степени, наклеивался на тюль этим же методом. Правый же рукав, лучшей сохранности, клеился иначе: была изготовлена соответствующей величины дощечка и хорошо пропарафинирована. На эту дощечку был наложен тюль достаточной величины, смазан с одной стороны клеем и дощечка вдвинута в рукав до плеча и разглажена косточкой обычным способом.

Последовательным поворачиванием рукава и добавочным смачиванием был наклеен весь рукав. По окончании дублировки рукава и проймы были вклеены на место, т. е. тюль рукавов был наклеен на тюль пройм. После этого одежда была снята со стола и одета на манекен для удаления лишнего тюля и определения места склейки левого бока, так как в этом месте большая часть ткани была утрачена. На манекене стало ясно, что не хватает частей ткани с левой стороны спины и плеча, а остатки ее очень деформировались, почему невозможно было свести обе половины халата в одно целое. Пришлось поступить следующим образом: положить сложенную вдвое одежду на реставрационный стол, передней частью вверх, взять за основу правую, лучше сохранившуюся половину халата,   и разрезать   тюль   на   местах   без   ткани — спине и плече. Взяв за вертикальную ось линию, проходящую через середину ворота сверху вниз, была измерена ширина правой стороны халата у плеча, талии и подола и сделана симметричная ей левая сторона халата с добавлением частей из тюля.

После закрепления этих добавочных кусков тюля булавками удалось получить симметрию обеих половин халата.

Вторично проверив на манекене и определив линии стыка правой и левой половин халата, он был снят с манекена для окончательной монтировки. Подкладывая под выкроенные места и линию стыка пропарафиненные дощечки все части были вклеены на место.

В результате, вместо предполагавшейся короткой рубашки одежда оказалась широким халатом фасона «кимоно». Заключением работы было закрепление бантика, завязанного владелицей халата 2000 с лишним лет тому назад и приклейка его на место — на ворот (рис. 44).

Женский халат из погребения в Монас-Супа. Реставрирован в 1939 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

После окончания работы обнаружилась недостаточная мягкость халата, несмотря на прибавление в клей глицерина в количестве, обычном для шелковой ткани такой толщины. Для умягчения халат был одет на вешалку, обильно опрыскан из пульверизатора водно-спиртовым раствором глицерина. Такое опрыскивание пришлось повторить несколько раз. В общем было введено, по отношению к количеству клея, не менее 10% глицерина, т. е. почти в три раза более нормального количества.

Только после окончания всей этой работы стало возможным точно определить фасон халата и способ его пошивки. Таким же образом были дублированы на тюль повязка и платок. Работа оказалась очень кропотливой и трудоемкой. Реставрация 3 кв. м ткани заняла около 45 рабочих дней, но зато дала возможность из рассыпающегося в порошок шелка сделать экспозиционную вещь, доступную для изучения.

Наклейка мужского халата была произведена подобным же образом (рис. 45).

Мужская рубашка из погребения в Монас-Супа. Реставрирован в 1939 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

Настоящая работа была первой в области восстановления такой ветхой археологической одежды.

Интересной работой явилась реставрация кафтана барона фон Ферзена XVII в. (рис. 46, 47, 48).

Погребение барона Фабиаиа фон-Ферзена. Конец XVII в. Таллин. Гос. истор. музей.

Шелковый с золотой вышивкой кафтан и колпак из погребения барона Ф. фон-Ферзена. Перёд. Реставрирован в 1956 г. мастерской Гос. Эрмитажа.

Шелковый с золотой вышивкой кафтан и колпак из погребения барона Ф. фон-Ферзена. Спина. После реставрации. Собр. Гос. Таллинского истор. музея.

Не менее интересна и показательна реставрация большого Пазырыкского ковра из раскопок Горно-алтайской экспедиции 1949 г.

Этот замечательный ковер был доставлен в Ленинград после предварительной очистки на месте, причем все крупные фрагменты были подшиты на холст несколько большей величины, чем ковер, а мелкие фрагменты разложены в отдельные коробки. При большом размере (4,5 x 6,5 = 29,25 кв. м) и большом весе (более 20 кг) этот ковер был необычайным реставрационным объектом среди археологических тканей. Если учесть еще, что уникальный ковер к тому же является древнейшим в мире, то станет понятно, какой интерес должна была представлять его реставрация. Она состояла из 2 этапов: 1) подготовительная работа (склейка дублировочного тюля и очистка ковра) и 2) наклейка на тюль и закрепление ковра.

Подготовительные работы. Вес ковра исключал возможность наклейки ткани на одинарный слой тюля. Необходим был тюль, склеенный в несколько слоев, способный выдержать укрепленный на нем ковер в вертикальном положении.

 Размер ковра не позволял произвести дублировку целиком; пришлось производить эту работу по частям на специально сделанном столе размером 0,9 x 5 м.

Склейка тюля производилась следующим способом. Два куска, размером 5 x 7,2 м каждый, условно разбили по длине на 8 частей размером 5 x 0,81 м (0,81м x 8 = 6,5 м); сложив их вместе, последовательно накладывали «а реставрационный стол и склеивали. После этого приступили к фиксации на них дополнительных тюлевых полос — одной продольной и трех поперечных (двух узких и одной широкой).

Продольная полоса предназначалась для усиления верхнего края, а поперечные — для усиления середины двуслойного (основного) тюля, так как нижняя часть ковра, лучше сохранившаяся, была значительно тяжелее верхней.

В результате у дублировочного тюля получились двуслойные, трехслойные и четырехслойные участки (рис. 49).

Вверху: Большой Пазырыкский ковер V—III вв. до н. э. После реставрации в 1949 г. Внизу: схема наклейки большого Пазырыкского ковра. I — тюль в 2 слоя; II — тюль в 3 слоя, III — тюль в 4 слоя; АБВГ — основной тюль в 2 слоя; мноп — верхняя продольная полоса тюля; абвг, дежз, икел — вертикальные полосы тюля; аг — кромка стола; 1—8 — секции ковра и тюля; стрелкой показано направление передвижки ковра при наклейке. Собр. Гос. Эрмитажа.

После фиксации усилительных полос тюль был перевернут и тем самым подготовлен к дублировке на него ковра.

Для очистки ковер разостлали на полу, наложили влажную марлевую тряпку и через нее выбивали пыль вручную. Запыленную марлю промывали, отжимали и снова накладывали. Таким образом, последовательно, небольшими участками была произведена окончательная очистка.

Наклейка ковра на тюль (дублировка). Одна из главных трудностей наклейки любой ткани большого размера заключается в правильной ориентировке первой поперечной полосы, которая дает направление всей остальной части. Иначе в дальнейшем получится перекос и ткань может выйти из границ новой основы — тюля.

Если ткань помещается целиком на столе, то вдоль ее кромок натягивают направляющие нити. В данном случае сделать это было невозможно, и способ ориентировки пришлось изменить.

Во избежание возникновения продольного перекоса ковра в процессе восьмикратной последовательной наклейки за основную направляющую линию была взята кромка стола, по ней укладывали нижний край ковра. Для того чтобы не было перекоса, наклейку ковра начали со второй секции (рис. 49); затем тюль сдвинули в обратную сторону и на реставрированный стол уложили первую секцию.

Когда последняя — восьмая — секция высохла, ковер разостлали на полу для проверки правильности сборки рисунка и для наклейки мелких фрагментов. После чрезвычайно кропотливой и трудоемкой работы — подбора фрагментов — одна часть их была наклеена непосредственно на дублировочный тюль, а другая, состоящая из наиболее мелких обрывков, предварительно на небольшие куски тюля, которые вклеивались в соответствующие места.

Таким образом, восстановлены совершенно разрушенные части ковра. Из наиболее ответственных деталей рисунка были собраны: голова всадника (пятая секция), лицо богини (шестая секция), орнамент верхнего, среднего и частично нижнего бордюров между черными полосками в секциях с пятой по восьмую, а в первой — лапа птицы и грифон (рис. 49).

После наклейки, производившейся 20% мучным клейстером, и повторной очистки приступили к закреплению войлока и повышению его гигроскопической влажности, которая при испытании оказалась равной 10,4%. Сравнительно малая потеря гигроскопической влажности ковра может быть объяснена тем, что он найден в вечной мерзлоте — в глыбе льда, благодаря чему волокно было защищено от соприкосновения с воздухом. Закрепление войлока производилось пульверизацией 0,25% водно-глицерино-спиртовым раствором желатина с добавлением 0,5% мучного клейстера для получения защитного слоя.

Таким же способом был реставрирован и бархатный ковер.

В заключение отметим, что для реставрации ковра времени потребовалось около года (рис. 50 — 52).

 

Большой Пазырыкский ковер на экспозиции. Собр. Гос. Эрмитажа.

Фрагменты войлока из раскопок Горно-Алтайской экспедиции 1949 г. Собр. Гос. Эрмитажа

Грифон, собранный из фрагментов войлока, из раскопок Горно-Алтайской экспедиции. Реставрирован в 1949 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

БИСЕР

Специфической областью реставрации текстильных изделий является реставрация экспонатов из бисера, причинами разрушения которых являются те же окислительные процессы, подробно изложенные в начале работы.

Поэтому рецептура и методика реставрации изделий из бисера аналогичны реставрации прочих текстильных изделий, но с применением особых приемов. (* В практической разработке метода реставрации бисера принимала участие ст. реставратор Гос. Эрмитажа В. А. Дудина.)

Для удобства описания реставрационных процессов все бисерные вещи распределим на две основные группы: плоские и объемные.

К первым мы отнесем: панно, бювары, ленты, закладки и т. п., ко вторым — шкатулки, чернильницы, подстаканники, кошельки, сумки, чубуки и др. Кроме того, в первой группе вещи могут быть непрозрачные, как панно, и прозрачные, например транспаранты. Учитывая вышеприведенную классификацию бисерных предметов, перейдем к описанию рабочих реставрационных приемов. Укажем еще на то, что изложенная ниже методика реставрации бисерных вещей является результатом многолетней экспериментальной и практической работы и потому проверена временем.

Методы и приемы работы изложены на конкретных примерах.

Интересным реставрационным объектом явилось большое бисерное панно XVIIIв. русской работы, изображающее помещичью усадьбу (2,2x2,5 = 5,5 кв. м).   Панно ко времени   поступления в реставрацию (1948 г.) пришло в очень ветхое состояние. Во многих местах бисер осыпался и утратился, из-за большого веса бисера текстильная основа обветшала и вытянулась, вследствие чего панно обвисло и, образовав складку, опустилось за пределы нижнего края деревянной рамы.

Реставрация панно была осуществлена следующим образом. После тщательной очистки бисера от грязи промывкой водно-спиртовым раствором панно наклеили (дублировали) на новую основу.

Для этого кусок тюля соответствующей величины был настлан на пропарафиненный реставрационный стол, равномерно растянут во все стороны, для избежания образования складок и приклейкой по краям на столе зафиксирован, затем еще такой же кусок тюля наложили поверх, но так чтобы нити основы верхнего куска оказались расположенными перпендикулярно нитям нижнего.(* Нити основы расположены параллельно кромки тюля.) Тщательно расправив верхний тюль на него широкой кистью обильно нанесли жидкий клейстер. После сушки оба слоя оказались прочно склеенными и зафиксированными на реставрационном столе. На эту двойную тюлевую основу разложили панно левой стороной вниз и расправили во все стороны. Приклейку провели в два приема. Перегнув панно пополам, на тюль и на половину левой стороны панно нанесли густой клейстер, а затем загнутую половину панно снова уложили на тюль.

Вторую половину панно обработали также.

Затем панно покрыли чистым тюлем и через него раскатали во всех направлениях резиновым валиком. Этим была достигнута прочная и равномерная приклейка панно к дублировочному тюлю.

На этом дублировка была закончена, но принимая во внимание большой вес панно, решили укрепить его еще на щите из толстой фанеры, что и осуществили при помощи густого клейстера.

Таким образом, перенос панно на новую основу, закрепленную на жесткой подкладке, создал наилучшие условия для вертикальной экспозиции его. После дублировки приступили к закреплению нитей, на которых нанизан бисер.

Для этой цели плоской кистью нити пропитали закрепителем. Эта пропитка, чередуясь с просушкой, повторялась четыре раза. Отдельные бисеренки, которые грозили выпаданием или уже выпали, но сохранились, были укреплены на месте желатиновым клеем (рис. 53). (* Желатина 15%, глицерина 5%.)


Бисерное панно XVIII в. После реставрации в 1947 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

 Другим примером может служить реставрация небольшой бисерной иконы. Сильно разрушенная икона «Благовещение», прибитая к дощечке, осыпалась. Реставрацию этой иконы произвели аналогично реставрации панно с той лишь разницей, что икону дублировали на один слой тюля, края которого приклеили к дощечке с левой стороны (рис. 54). 


Бисерная икона "Благовещение". После реставрации в 1947 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

Реставрация в обоих случаях прекратила процесс разрушения волокна, закрепила нити и перенесла бисер на новую прочную основу.

Прозрачные бисерные вещи — транспаранты еще более чувствительны по   своей   структуре к   разрушающему действию   окружающей среды. Кроме того, они во время своего бытования подвергались воздействию и световых и тепловых лучей источников искусственного света (свечей, масляных и керосиновых ламп).

Возьмем в качестве примера реставрацию транспаранта XIX в. «Кавалер с дамой». Транспарант, закрепленный в рамке, был сильно разрушен с утратой бисера в своей нижней части, с одной боковой стороны и в двух местах верха. Утрата бисера в этих местах продолжалась. Вынутый из рамки траспарант наложили на дублировочный тюль, предварительно обильно смазанный жидким клейстером. Покрыв чистым тюлем транспарант аккуратно разгладили резиновым валиком во все стороны.

После сушки транспарант сняли со стола, держа одновременно за края и транспаранта и дублировочного тюля. На столе был разложен и зафиксирован другой кусок чистого тюля и на него уложили транспарант лицевой (незаклеенной) стороной. После фиксации по краям транспаранта на левую его сторону (верхнюю) нанесли кистью жидкий клейстер.

После сушки транспарант сняли со стола вместе с подкладочным тюлем, перевернули лицевой стороной вверх, с которой легко сняли подкладочный тюль. После дублировки нити транспаранта закрепили обычным способом и после сушки он был снова вклеен в рамку. Несмотря на дублировку транспарант полностью сохранил свою прозрачность (рис. 55 — 58).

Бисерный транспарант XIX в. „Кавалер с дамой". Левая сторона. До реставрации. Собр. Гос. Эрмитажа.

Бисерный транспарант XIX в. „Кавалер с дамой" После реставрации в 1956 г. Правая сторона. Собр. Гос. Эрмитажа.

 

Бисерный транспарант XIX в. „Кавалер с дамой". После реставрации. Левая сторона. Собр. Гос. Эрмитажа.

Способ окантовки после реставрации для экспозиции и хранения. Бисерный транспарант. Собр. Гос. Эрмитажа.

Реставрация объемных вещей значительно отличается от методики реставрации плоских.

Рассмотрим специфику приемов этой работы, взяв для примера реставрацию бисерного мешочка с изображением гондолы и цветочков (рис. 59). 

Техника реставрации бисерного мешочка XIX в. с изображением гондолы. Реставрация 1956 г. Собр. Гос. Эрмитажа.
Мешочек очень обветшал и требовал незамедлительного реставрационного вмешательства.

После очистки мешочка по нему вырезали из папки шаблон и пропарафинили со всех сторон. На этом шаблоне склеили из серого тюля дублировочную основу. После склейки сняли с шаблона, расправили и снова надели, после чего мешочек, смазанный внутри густым клейстером, надели на шаблон с тюлевым мешочком — основой. Разложив мешочек на столе его разгладили резиновым валиком со всех сторон, для обеспечения хорошей и равномерной приклейки к тюлевой основе.

После сушки, слегка освободив основу от шаблона посредством тонкой косточки, сняли с него мешочек.

Для закрепления нитей мешочек снова надели на шаблон и в дальнейшем поступили обычным образом.

Несколько иначе обстояло дело при реставрации бисерного подстаканника.

В предыдущих случаях мы применяли плоский шаблон, в настоящем случае — объемный. Для шаблона взяли подходящий по размерам химический стаканчик, докрыв его снаружи парафином. На стаканчик натянули тюль и склеили основу для подстаканника. После просушки склеенную основу сняли с шаблона и расправили. Это снимание основы с шаблона необходимо для того, чтобы после наклейки реставрируемую вещь можно было бы легче снять с шаблона вместе с новой основой.

Надев затем вновь основу на шаблон, подстаканник внутри смазали густым клейстером, и надели на шаблон, поступив в дальнейшем, так же как и в предыдущем случае.

После просушки у подстаканника закрепили нити (рис. 60).

Техника реставрации бисерного подстаканника XIX в. Реставрация 1956 г.

При реставрации вещей с твердой основой отпадает необходимость в шаблонах, так как шаблоном может послужить каркас самого реставрируемого предмета предварительно снятый с этого каркаса. После изготовления новой тюлевой основы ее надевают на каркас, а поверх приклеивают бисерный экспонат, предварительно закрепив нити старой основы. Примером может служить реставрация деревянной шкатулки, на которой вследствие ветхости нитей не держалась бисерная обкладка.

В качестве шаблона использовали шкатулку, на которую наклеили новую основу. После сушки на смазанную густым клейстером основу одели бисерную обкладку, тщательно пригнав ее к шкатулке.

Просушив нити бисерной обкладки, прочно державшейся на новой основе, закрепили обычным способом (рис. 61).

Бисерная шкатулка. После реставрации в 1956 г. Собр. Гос. Эрмитажа.

В заключении укажем на то, что закрепление можно производить и при помощи пульверизатора.

ПЕРЕЛИЦОВКА ДУБЛИРОВАННОЙ ТКАНИ

Существует еще один особый вид наклейки ткани — перелицовка.

Необходимость в перелицовке дублированной ткани возникает в том случае, если ошибочно заклеена ее правая сторона или порвался дублировочный тюль.

Техника перелицовки легка и проста.

Ткань кладут незаклеенной стороной на новый тюль и наклеивают. Когда вся ткань будет наклеена, старый тюль легко снимается с верхней стороны, после чего ткань разглаживают косточкой и тщательно прокатывают резиновым валиком через тюль, и в остальном поступают обычным образом.

Примером такой работы может служить перелицовка Голштинского знамени 1681 г. Это знамя было реставрировано в 1886 г., причем реставратор ошибочно заклеил правую сторону. На рисунке, сделанном в 1886 г., ясно видно, что вензель «С» и«А» (Кристиан Альберт), изображенный на правой стороне, оказался с незаклеенной стороны перевернутым (рис. 62, 63). 

Голштинское знамя 1681 г. До перелицовки в 1886 г. Coop. Арт. ист. музея.

Голштинское знамя 1681 г. После перелицовки в 1953 г. Собр. Гос. Эпмитажа.
Так как это знамя должно было пойти на экспозицию, в 1952 г. его перелицевали вышеуказанным способом.

Это знамя является примером того, что правильно реставрированная ткань хорошо сохраняется даже при неблагоприятных условиях хранения, в то время как например знамя Ганжинское, имевшее еще в 1912 г. довольно хорошую сохранность, оказалось очень разрушенным, и в 1940 г. было прислано в Эрмитаж для реставрации (рис. 64, 65).


Знамя Ганжинское XIX в. в 1912 г Собр. Арт. ист. музея.


Знамя Ганжинское XIX в. в 1940 г. Музей Истории Азербайджана.
материалы взяты с сайта art-con.ru