Жаккардовое ткачество

Жаккардовое ткачество

В жаккардовом ткачестве сохранились и развиваются лучшие традиции ручного узорного ткачества, имеющего многовековую историю. Самыми древними тканями с узорами были китайские ткани из натуральных шелковых нитей. Более трех тысячелетий назад в Китае уже существовал усовершенствованный ткацкий станок. Описания узорных многоцветных тканей приводятся в литературных памятниках IX — VII вв. до н. э. Орнамент древних тканей включает изображения меандров, пальмет, повторяющихся в шахматном порядке или образующих полосу, а также разнообразные геометрические мотивы — круг, прямоугольник, ромб и т. д. Самые древние ткани, найденные на территории нашей страны, датируются V — IV вв. до н. э. Это ткани из Пазырык-ского кургана, некоторые из которых не только были украшены орнаментом, но и имели рельефную поверхность, что достигалось с помощью изменения натяжения основы во время ткачества. Ткани, датируемые III в. до н. э. — III в. н. э., включают такие шелковые полотна, как тафта, репс основный, газовые ткани с разреженной структурой и ажурным переплетением, а также полихромные ткани, украшенные геометрическим орнаментом или отдельными растительными мотивами. Самой распространенной в то время шелковой тканью была камка — ткань со сложным узором, вытканным саржевым переплетением.

Достигнув высокого расцвета в Китае и Японии, узорное шелковое ткачество стало распространяться в страны Ближнего Востока. В средние века его центр переместился в Индию и Персию, где процветало производство драгоценных тканей, ценившихся наравне с золотом. В XV — XVI вв. высокого расцвета узорное ткачество достигло в европейских странах. Итальянские бархаты, шелковые брокаты экспортировались во все страны, в том числе и в Россию. С конца XVII — начала XVIII в. узорное шелкоткачество стало быстро развиваться в Германии и Франции. Изобретение на рубеже XVIII — XIX вв. Жозефом Мари Жаккаром машины для раздельного управления нитями основы ознаменовало новую эру в развитии узорного ткачества. Ткани, вырабатываемые на механических ткацких станках с жаккардовой машиной, становятся дешевле и доступнее. Теряя свою уникальность, они постепенно приобретают черты массовой продукции. Конец XIX в. знаменует высокий расцвет шелкового жаккардового ткачества во всех европейских странах. Ткани этого периода, входящие сегодня в коллекции многих музеев, отличаются большим разнообразием структур, интересными видами отделки, высоким художественным вкусом, проявляющимся в разработке рисунков и колористическом оформлении.

Развитие шелкового узорного ткачества в России имеет свою сравнительно короткую историю. Вплоть до XVIII в. шелковые ткани ввозились в Россию — сначала с Востока, затем с Запада. Начиная со времен князя Олега шелковые ткани, ввозившиеся через Царьград, были известны у русских под общим названием «паволоки». К ним относились парча, пурпур, порфир, червяница, бархат и др. Самыми ценными узорными тканями, бытовавшими в России до XVIII в., были:

  • аксамит — драгоценная ткань ручной работы, затканная по шелковому фону пряденой золотой или серебряной нитью;
  • алтабас — драгоценная ткань, затканная по шелковому фону золоченой, золотой или серебряной нитью;
  • объяр — шелковая гладкая ткань или с узором, затканным золотой или серебряной нитью;
  • изорбаф — двухцветная тонкая шелковая ткань с рисунком в полоску, привезенная из Персии;
  • атлас — гладкая шелковая ткань;
  • камка — тонкая шелковая одноцветная ткань с двусторонним узором;
  • фата — легкая шелковая ткань из некрученых нитей.

Наибольшее количество тканей привозилось в Россию в XVI — XVII вв. из Италии, а в XVIII в. — из Франции.

Первые попытки развития производства шелковых тканей были предприняты в России в XVII в. одновременно с первым опытом разведения тутовых деревьев под Москвой. Много усилий приложил для развития этой отрасли Петр I после Персидского похода. В 1714 г. первая шелковая фабрика начала вырабатывать парчу, бархат, штоф и другие ткани. При Петре I шелковое производство было развито более других видов производства тканей. В это время в Москве работали три фабрики шелковых тканей, пять ленточных, две фабрики шелковых платков и одна фабрика по производству шелковых чулок. В конце XVIII в. в Москве уже было 30 мануфактур, которые вырабатывали парчу, тафту, камку, перувиены, перусены, грезеты, гарнитуры, бархат, штоф. В это время мировое признание получила продукция русского узорного льно-ткачества. Льняные ткани вывозились из России во все страны Европы, Америку и на Восток. В начале XIX в. растет число шелкоткацких фабрик: их насчитывалось в России 194 с общим парком ткацких станков до 4996, причем 175 фабрик находилось в Московской губернии. В XIX в. сложились три главных региона по производству узорных тканей — Московский, Петербургский и Владимирский, каждый из которых имел свое «художественное лицо». Старейшие шелкоткацкие мануфактуры — Купавинская, Фряновская — располагались вблизи Москвы, они производили парчу, штоф, атлас, бархат, муар, креп, фуляр и узорные шерстяные платки. Все эти ткани по качеству не уступали изделиям всемирно известной в то время Лионской мануфактуры. Высокого мастерства в производстве жаккардовых льняных и шелковых тканей достигли и другие русские мануфактуры. Так, Александровская мануфактура в Петербурге выпускала льняные узорные ткани, салфетки, скатерти, а также шелковые декоративные панно и скатерти с видами Петербурга. Большая Ярославская мануфактура славилась производством великолепных льняных узорных скатертей и шелковых декоративных тканей, большая часть которых предназначалась Для дворцового обихода.

Интенсивному развитию шелкоткацкого и льняного производства узорных тканей на протяжении XIX в. способствовало изобретение Жозефом Мари Жаккаром в 1804 г. машины для управления нитями основы. Машины Жак-кара быстро получили распространение в Европе, Америке, Китае. В Россию машина Жаккара попала в 1822 г. Впервые ткацкий станок с жаккардовой машиной был установлен на фабрике купцов Рогожиных, затем на Купавинской фабрике. Во второй половине XIX в. ручное узорное шелкоткачество в России пришло в упадок, одной из причин которого был недостаток иностранного сырья. В это время вырабатывались в небольшом количестве только дорогие ткани для церкви и царского двора. Особое место в конце XIX в. занимает предприятие братьев Сапожниковых, прославившееся производством высокохудожественных шелковых декоративных тканей. Это метровая парча и штучные тканые изделия для церковного облачения и придворных церемоний, государственные знамена, тканые иконы и др. Уникальные ткани русских мастеров фабрики Сапожниковых неоднократно представляли текстильное производство России на международных выставках.

В начале XX в. отечественные шелковые фабрики не удовлетворяли спрос русского рынка, и поэтому в Россию в большом количестве экспортировались ткани из-за границы, главным образом из Франции. В трудные для нашей страны 20-е годы шелкоткацкое производство почти полностью прекратило свое существование.

материалы взяты с texarts.ru

Личность как объект экспозиции: Демидовы, де Лассаль, Жаккард, Кондрашовы, Ворт. Рынок легкой промышленности №66, 2009. Игнатьева Татьяна Ивановна

Текстильная промышленность России в течение Х1Х века развивалась по всем направлениям отрасли. Не последнее по объему место в музее МГТУ занимают образцы полотняных тканей. Полотняными фабриками владели в основном русские предприниматели. Один из них - Василий Федорович Демидов и его текстильное фабричное Товарищество заслуживают особого внимания.

Дело это было основано крепостным крестьянином Федором Петровичем Демидовым, который еще в 1815 году в слободе Мстёре имел мануфактуру по производству фламандского полотна и равентуха 1. В конце 1820-х годов, откупившись на волю, он переехал в город Вязники, где в 1831 году построил новую полотняную фабрику. После его смерти дело перешло к сыну - В. Ф. Демидову, который в 1859 году построил около деревни Ярцево, расположенной рядом с городом Вязники, бумагопрядильную фабрику, перестроенную затем на производство льняной пряжи, где ручные ткацкие станки были заменены механическими. С 1870 года производство стало расширяться и совершенствоваться. Была построена еще одна льнопрядильная фабрика с более совершенными ткацкими станками. После смерти Василия Федоровича в 1882 году наследниками дела стали его сыновья Александр, Андрей и Николай. К ним перешли две льнопрядильные фабрики, на которых насчитывалось 23 тысячи веретен, и льноткацкая фабрика, имевшая 322 механических ткацких станка. Кроме этого, имелась на фабрике и белильня. В 1884 году братья утверждают «Товарищество» с основным капиталом в три миллиона рублей, расширяют и совершенствуют наследованное отцом предприятие. Ими были построены новая красильная фабрика и еще одно ткацкое отделение. В начале XX века Товарищество на своих фабриках имело уже 22124 прядильных и 4116 крутильных веретен, 528 механических ткацких станков, которые обслуживали 2850 рабочих.

На фабриках Товарищества производили разнообразные льняные полотна: очёсочные и льняные пряжи и нитки, ткани фламандские, маркизные, балконные, чехловые, равентухи, двунитки, фильтр-прессные и брезентовые холсты, а также рубашечный, подкладочный, мешочный и упаковочный, материалы. Годовой оборот составлял четыре миллиона рублей. За высокое качество демидовская продукция неоднократно награждалась золотыми и серебряными медалями на выставках в 1833 году в Петербурге, в 1853, 1865 и 1882 годах в Москве, а также в Париже (1889) и в Чикаго (1893). Необходимо отметить, что участие в отечественных и международных выставках, ярмарках для каждого предприятия, фабрики было очень важным и ответственным делом. Выставки генерировали новые формы культурных, торговых и промышленных контактов, способствовали дальнейшему развитию науки. Инициаторами их в России часто выступали научно-просветительские общества. Выставочный форум предоставлял возможность предприятию заявить о существовании своего производства, представить свою наилучшую продукцию, заключить торговый договор на ее поставку заказчику и, безусловно, заработать деньги. Большие альбомы, на страницах которых представляли на ярмарках и выставках свои образцы тканей российские и зарубежные предприятия хранятся в тканетеке Музея художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина.

Растущее дворцовое строительство в Москве и Петербурге требовало большого количества предметов убранства, в том числе шелковых интерьерных тканей, мебельных, обойных, гобеленов. В связи с этим активно развивалась русско-французская торговля. Образцы блестящих шелковых тканей в западноевропейской экспозиции музея свидетельствуют о присутствии лионских шелков в России. В последнюю четверть ХVIII века Франция стала признанным европейским лидером в производстве художественного текстиля. Самые лучшие модные ткани приобретались для русских дворцов и поместий именно во Франции. Русский двор - один из самых пышных в Европе - был крупнейшим заказчиком такого товара. Для украшения своих интерьеров русская знать покупала лучшие произведения художественного текстильного ремесла. Но самые красивые узорные шелка во второй половине ХVIII века можно было купить только в Лионе.

Существуют некоторые свидетельства о контактах и связях лионских шелкопромышленников и купцов с русским двором на основании сохранившихся документов, фрагментов (образцов) французских шелков, рисунков. Это дает возможность понять развитие стиля и вкуса в декоративно-прикладном искусстве середины и второй половины 18 века, которые влияли на формирование дворцового стиля эпохи рококо и классицизма. Рапорты французских торговых представителей в Петербурге свидетельствуют об объемах тканей, поступавших в Россию. В частности, в 1767 году в Петербургский порт пришел французский корабль, груженный английскими, голландскими сукнами, французским бархатом, тафтой, муаром, газом, серебряными галунами, вышитыми муслинами, лентами всех цветов, гродетурами, гроденаплями на общую сумму 1 750 000 рублей.

В архивах двора Екатерины II Великой хранятся документы, которые содержат даты контактов и имена поставщиков, через которых шла активная торговля придворного хозяйственного ведомства с зарубежными центрами художественного ремесла, в том числе и с Лионом.Известно, что поставки предметов роскоши к русскому двору осуществлялись при содействии известного в то время иностранного купца Иоганна Вейнахта. Он был самым крупным поставщиком, поставлявшим в Петербург произведения прикладного искусства, в том числе известного художника и текстильного мастера Филиппа де Лассаля, рекомендованного императрице Вольтером.

В 1771 г. Екатерина II получила свой тканый портрет и аллегорическую композицию «Екатерина в образе Минервы». За портретами последовали крупные заказы Лассалю и другим лионским художникам. Знаменитые ткани Филиппа де Лассаля украшали стены залов Царскосельского (Екатерининского) и Чесменского дворцов в Петербурге. Импорт французских художественных шелковых тканей не только удовлетворял потребность русского двора в предметах роскоши, но и непосредственным образом влиял на формирование вкуса и стиля знати в декоре интерьеров. Шелка Филиппа де Лассаля были востребованы и проникали в интерьеры загородных дворцов и усадеб Голицыных, Юсуповых, Шереметевых. Как истинные шедевры шелковой техники ткачества ХVIII века работы мастерской Филиппа де Лассаля представлены в экспозиции музея подлинными образцами шелковых тканей. В этих произведениях не присутствует золото, серебро, бархат - никаких банальных эффектов, - иногда, для ворсистости узора применялась синель. Но при этом в тканях особыми технологическими приемами созданы сложные и глубокие эффекты, создающие впечатление роскоши. Эти приемы не были защищены патентами, но повторить их было непросто.

  • Рис.1 . Образец шелковой ткани «Птицы, клетка, зеркало в овале». Фон - саржевое переплетение, узор - брошировка. Мастерская Филиппа де Лассаля. Франция, Лион. 1775 г
  • Рис. 2. Ткань «Куропатки». Шелк, «волнистый шелк». Фон - cannetille, узор - брошировка. Мастерская Филиппа де Лассаля, Франция, Лион, 1770 г.
  • Рис. 3 «Лебедь и фазан». Шелк, синель. Узор - лампас, брошировка; фон - атлас. Франция, Мастерская Филиппа де Лассаля, 1777-1778 гг.
  • Рис. 4. Пара голубей и корзина с цветами. Шелк. Узор- лампас, брошировка; фон - репс, атлас. Мастерская Филиппа де Лассаля, Франция, Лион, 1775 г.

Еще один знаменитый француз - ткач и конструктор Жозеф Мари Жаккард(1752 - 1834) совершил в 1804 году, подлинную революцию в текстильном мире. Он создал станок, сочетающий все лучшее, что было в изобретениях его талантливых предшественников: Понсона-Верзье, Фалькона и Вокансона. Ж.М. Жаккард изобрел программную машину, управляющую ткацким станком с помощью перфокарт, чтобы воспроизводить рисунки ткани с любой фактурой, сложностью переплетения и цветовой гаммой. Надо отдать и должное англичанину Бреттону, который усовершенствовал отдельные механизмы станка и заменил их на металлические, после чего появилась возможность с ювелирной точностью ткать портреты, пейзажи, гобелены, копировать живописные полотна и даже документы. Принцип, положенный в основу изобретения Жаккарда, действует в текстильном машиностроении уже более 200 лет, позволяя создавать все более совершенные жаккардовые ткани.

  • Рис. 5. Жозеф Мари Жакард в мастерской. Шелк, жаккардовое ткачество. Франция, Лион, ХIХ в.

В экспозиции музея немало портретов, выполненных в жаккардовой технике ткачества. Помимо потрета самого Ж.М. Жаккарда - это, в частности, портреты Д. Вашингтона, Петра I, Ф.Лессепса - автора проекта и инициатора строительства Суэцкого канала.

В технике жаккардового ткачества выполнены в 1827 году на шелке портрет и письмо-завещание французской королевы Марии Антуанетты. Один из пяти (!) изготовленных экземпляров, подаренный правительством короля Карла Х императору Николаю I в память об участии Екатерины II в судьбе семейства Бурбонов в годы революции, ныне хранится в музее университета.

  • Рис. 6. Письмо-завещание французской королевы Марии Антуанетты. Шелк, жаккардовое ткачество. Франция, Лион, 1827 г.

Русские предприниматели, фабриканты и мануфактурщики, быстро среагировали на изобретение Жаккарда, и уже в 1823 году мастер Каненгиссер наладил выпуск первых жаккардовых станков в России. Портреты шелкопромышленников Кондрашовых, отца и сына, представленные в экспозиции музея, были вытканы на их мануфактуре в первой половине ХIХ века. В 1851 году портрет отца М.К.Кондрашова как образец жаккардового ткачества получает награду «За совершенство исполнения» на международной ярмарке в Лондоне. Русские жаккардовые ткани становятся сильными конкурентами западноевропейских текстильных компаний на всех международных ярмарках.

    • Рис.7. Шелковое панно с изображением императора Петра I в образе Плотника на голландской судоверфи. Образец выполнен в жаккардовой технике ткачества в Москве специально для экспозиции политехнической выставки 1872 года
    • Рис.8. Портрет московского шелкопромышленника Михаила Кирилловича Кондрашова. Шелк, жаккардовое ткачество, 1851 г.

В музейной экспозиции университета представлено и творчество известного французского кутюрье Чарльза Фредерика Ворта. Дамский наряд из синего репса, узорного шелка, в сочетании с вышивкой, подвесками ручной работы из бисера, бус, стекляруса, узорной тесьмой и с тисненым автографом мастера на сантюре является настоящим произведением искусства.

  • Рис. 9. Модель дамского платья, выполненая в мастерской «Модный дом Ворта». Франция, Париж, 1892-1895 гг.

Ч.Ф. Ворт утвердил себя как мастер хорошего вкуса и изысканной элегантности. Он превратил ремесло портного в признанный вид искусства. В 1857 году он открыл свою авторскую мастерскую «Модный дом Ворта» (Worth), где одевались дамы, принадлежавшие к элите всех стран Старого и Нового света. С легкой руки Ворта возникла плеяда хужожников-портных: Пакен, Дусе, сестры Кало - в Париже, Иванова, Гиндус, Бризак, а затем Ламанова - в Петербурге.

Произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе и западноевропейского, начинают появляться в России только в ХVIII веке. Это были изделия мастеров, предназначенные для украшения жилых и парадных помещений. Если говорить о коллекционировании тканей, то оно началось во второй половине ХIХ века, когда зарождались музеи прикладного искусства. До этого времени ткань рассматривалась как материал для отделки интерьера создания костюмов, парадных платьев и конечно - текстильного товара Коллекции текстильных образцов в России начали собирать для дворцов и усадеб князя Н.Б. Юсупов, графа И.И. Шувалова, графа Г.Г. Орлова, а также баронов Строгановых, графов Шереметевых, князей Голицыных. Интерес к произведениям прикладного искусства, в частности, к текстильным образцам, способствовал формированию соответствующих фондов в музейных собраниях Москвы и Петербурга. После образования в 1884 году в музейные фонды отделов прикладного искусства начали поступать текстильные предметы из частных коллекций.

Русское ситцепечатное дело первой трети ХIХ века - большое и сложное искусство, в котором были использованы все лучшие достижения российских мастеров текстильного ремесла ХVII-ХVIII вв. В нем были отражены особенности народной культуры, крестьянский быт и формирование культуры города. Немалое количество людей вложили свой талант, желание, способности, знания, чтобы текстильная промышленность России достигла таких высот. И характер этого таланта просвечивает в живом рисунке каждого ситцевого образца, в красочной палитре многоцветного платка, набивной сарафанной крашенины, пестрядиной рубахи.

В орнаментальной композиции русского рисовальщика мы не найдем резких контрастных противопоставлений размеров одних форм другим. Их массы часто близки друг к другу, но не равновелики, в этом можно усмотреть отзвуки классицизма, а его влияние сказывается в четкости раппортных и особенно полосных построений. Безусловно, влияние западноевропейской текстильной школы прослеживается в орнаментальных композициях, но это ограничивается отдельными деталями и элементами.

Очень важным вещественным документом, характеризующим мастерство и художественно-стилистические особенности русских набивных тканей первой половины ХIХ века, являются сохранившиеся фрагменты досок «цветок» и «манер». Существовали «Книги манеров», они еще назывались «Книги для отпечатывания вновь входящих манеров». В такой книге оттиски узоров были выполнены черной, коричневой и красной красками. В основном характер оттисков в «Книге манеров» составляют узоры цветочного и растительного типа - иногда фантастические, чаще близкие к спокойной красоте природы средней полосы России. Встречаются орнаментальные композиции, как и в древнерусской набойке с ковровым заполнением и с равнозначным заполнением, когда фон и узор играют на равных, а фоновые протоки красивы и декоративны. В этом случае можно прочитать стиль, манеру и авторский характер конкретной личности художника, создателя рисунка.

И еще одну очень важную особенность необходимо отметить. Русские создатели «манер» не стремились к передаче ботанической натуральности реально существующих растительных природных объектов, а стремились представить узорочье ткани, выявляя характерные признаки цветов, растений, чтобы создать фантазию и сказочность. Так вплавлялись с определенной стилизацией элементы восточных огурцов и бобов в русскую набойку. Западноевропейский художник второй половины ХIХ века не позволил бы себе нарушить сходство изображения с оригиналом - это было важным признаком мастерства.

Главная задача музея университета способствовать отражению лучших достижений мирового текстильного искусства на примерах жизни и деятельности известных личностей, что дает возможность решать не только культурно-образовательные проблемы, но и проводить важную воспитательно-просветительскую и учебно-образовательную деятельность. Энциклопедия известных личностей, деятелей, художников, изобретателей, дизайнеров незримо присутствует в экспозиции музея текстильными экспонатами, документами, портретами, подлинными изобретениями.

Можно сказать, что в музее нет старых и древних экспонатов, а есть подлинные свидетельства творчества предыдущих поколений, которые являются высокими образцами для создания современных модных изделий.

Текстильные образцы второй половины ХIХ - начала ХХ в. стали базой для научных работ многих аспирантов факультета прикладного искусства. Самые разнообразные проблемы, касающиеся изобразительных мотивов, орнамента, технологии ткачества, конструирования и декора моделей одежды, нашли место в научных работах, студентов и преподавателей, представленных на научных конференциях. На базе материалов музея преподаватели кафедр университета разрабатывают учебные программы и методики, утверждаются темы дипломных и научных работ аспирантов.

Используя музейные предметы, являющиеся свидетелями исторических событий, появляется возможность реконструировать на документальной основе окружающую среду, события, явления, конкретный образ, воссоздать ушедшую историческую реальность. Существует комплекс характеристик и особых приемов, формирующих среду вокруг каждого экспоната. Но и характер самого экспоната влияет и определяет форму и структуру художественного решения экспозиционного пространства.

История культуры тяготеет к рассмотрению не только событий, сколько к источникам и предпосылкам, создающим события, находящимся в самом человеке с его внутренним миром как с подлинной исторической реальностью. Для истории культуры события и деяния отдельных личностей и общности в целом только тогда важны, когда результаты деятельности доступны к изучению и оставляют ценный источник для последующих поколений.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Равентух (raventuch-нем.) или равендук (ravendoek-гол.) - ткань простого полотняного переплетения (без текстильного орнамента) из пеньковой пряжи (шла на корабельные паруса, полевые палатки и солдатские плащи), льняной пряжи (шла на живописные холсты, чехлы и занавески). Чисто льняной равендук, который иногда ошибочно называли канифасом, производятся и ныне как "льняной холст". До конца 1950-х годов его широко использовали в СССР для шитья одежды, оформления интерьеров, характерный сероватый фон нередко украшался вышитыми цветочными орнаментами или отделывался мережками. К началу 1960-х годов эта традиция исчезла из городского быта - прим. ред.